创建博客 登录  
 加关注
   显示下一条  |  关闭
温馨提示!由于新浪微博认证机制调整,您的新浪微博帐号绑定已过期,请重新绑定!立即重新绑定新浪微博》  |  关闭

℡外語樂園↗

◥◣处事忍事不生事,自然无事;平心守心不欺心,何等放心◢◤

 
 
 

日志

 
 

我的伯父——周恩来  

2010-04-30 09:17:33|  分类: 中外论文 |  标签: |举报 |字号 订阅

мой дядя чжоу эньлай Чжоу Биндэ

глава первая

мои первые годы жизни в резиденции Чжуннаньхай

моё детство.Имя Доудоуосталось в Тяньцзине,а в Пекин приехала уже двенадцатилетняя Чжоу Биндэ.

Ду-ду-ду,—загудела паровозная труба,и поезд тронулся с места. Вскоре стали не слышны привычные выкрики уличных торговцев

-Горячие тяньцзиньские пирожки! Жареный хворост! Покупайте хворост!

Как только паровоз дернул состав с места,я припала к окну.Я смотрела на маму с братишкой Бинхуа на руках, и, хотя я была девочкой не из плаксивых , все ровно на глаза у меня навернулись слезы , а в носу начало предательски пощекотывать. Тогда  мне  было всего лишь двенадцать лет, я только что окончила начальную школу, поэтому было естественно, что я зарыдала при мысли,что сегодня вечером уже не увижу ни маму,ни братика, ни сестренку.

-Доудоу! Что случилось? Только что все было хорошо, почему вдруг закапал дождь?- сидевший рядом со мной папа притянул меня к себе и начал вытирать мне слезы носовым платком, потом улыбнулся.

-Вот какое совпадение! Твой дядя,когда мы покидали родной Хуайань и переезжали на северо-восток страны, был в твоем возрасте, ему было тоже двенадцать... Но ему тогда ничто не сулило счастливой судьбы!

-Почему? -на ресницах у меня продолжали висеть слезинки, но разгоравшееся любопытство уже смягчило боль разлуки.

-В то время мне было всего шесть лет. Если бы не бедность семьи, то твое дядя, скорее всего , не отправили бы на северо-восток в семью твоегочетвертого дедушки.

Папа вздохнул и покачал головой:

- Твоя бабушка умерла, когда мне исполнилось три года, твой дедушка работал в чужих краях. Эньлаю тогда было всего девять лет, а второму брату - восемь. Нам ,троим братьям, пришлось кое-как перебиваться, мы жили тогда у твоеговосьмого дедушки.Часто не было ни риса, ни овощей, чтобы приготовить еду . Раньше на заднем дворе у нас был фруктовый сад, но но пришлось вырубить деревья, чтобы сажать чечевицу и овощи. Мы уже продали все, что можно было продать, в долг тоже уже никто не давал. Но по-прежнему, если у родственников случались свадьбы или похороны, приходилось нести дары и кланяться. Все эти обязанности легли на плечи Эльлая. Ему было обидно, что некому пожаловаться на жизнь, и он решил написать письмочетвертого дедушки.

-Папа, - перебила его я, - а почему он не мог пожаловаться дяде, у которого вы жили?

Мой папа вечно был занят, и мне редко удавалось говорить с ним о его детских годах. А вот сегодня в поезде можно было вдоволь наговориться на эту важную и интересную тему.

- Твой восьмой дедушкабыл инвалидом, он сильно хромал и передвигался с трудом. У них был сын, чуть моложе Эньлая, но все равно Эньлай был опорой всей семьи. О, моя дорогая! Твой родной дедушка был добрый и тихий человек. Он работал в чужой стороне, в месяц зарабатывал не больше 30 юаней, этого ему хватало только на собственную жизнь. Но он всегда был готов при первой возможности вызвать нас, троих братьев, к себе. Если бы Эньлай стал писать ему письм и жаловаться на жизнь, отцу, кроме лишних бед и переживаний, они ничего бы не принесли. Нам это не могло ни в чем помочь!

А у четвертого дедушкине было детей, он работал далеко от дома, но регулярно помогал своей семье. Поэтому Эньлай привык советоваться с ним о жизненных проблемах и трудностях. Когда Эньлаю исполнилось двенадцать лет, четвертый дедушкав одном из писем пригласил его приехать на северо-восток и вызвался оплачивать его учебу. На северо-востоке Эньлай окончил начальную школу, затем выдержал экзамены в среднюю школу при Нанькайском университете в г. Тяньцзине, а потом уехал учиться в Японию. После участия в известном движении4 маяон перебрался во Францию, где учился и работал. Там, в Париже, он вступил в КПК и выбрал путь профессионального революционера. В своей жизни ему пришлось преодолеть немало трудностейю

Не удержавшись, я стала расспрашивать дальше

-Папа! А ты когда покинул родину после отъезда дяди?

Папа кивнул и, на спеша, рассказал мне о своей жизнии. До четырнадцати лет он жил в родном уезде Хуайань. Не хватало ни еды, ни одежды. Жить в таких жутких условиях было невозможно, и папа со своим братом Чжоу Эньпу решил тоже отправиться в Тяньцзинь, рассчитывая на четвертого дедушку Чжоу Игэна. В конце концов, им также удалось поступить в Нанькайский университет. Когда дядя Чжоу Эньлай возвращался из Японии, папа встречал его в Тяньцзине на перроне вокзала. Два брата не виделись девять лет! Поэтому встреча была особенно радостной. А когда дядя Чжоу Эньлай принимал участие в движении4 маяи создавал обществоЦзюеу шэ》(《Пробуждение》), папа помогал ему устанавливать связи. Дядя Чжоу Эньлай уехал во Францию, когда ему исполнилось двадцать два года. А когда он стал женихом Дэн Инчао, своей подруги по Нанькайскому университету, то попросил её навещать оставшихся на родине двух его братьев. Она сама пришла к ним и представилась.

- Помнится, - продолжал свой рассказ отец, - та зима была особенно холодной, Дэн Инчао вытащила из сумки теплые туфли с шерстяным верхом и, улыбаясь, протянула их мне

- Братик,это я сама сшила для тебя эту пару ватной обуви. Давай примеряй!

И тут же помогла отцу снять старую обувь и надеть новую, потом надавила пальцами на носок туфель – впору ли они?

- Братик, - сказала она, - ты продолжаешь расти, у туфель есть запас, я специально их сшила навырост. Поначалу можно набить носок ватой, и оставить так до будущего года. Ну, как? Тепло?

- Сестрица. Тепло...

Тут папа не смог сдержать слёз, я подняла голову и посмотрела на него: тёмные густые брови почти сошлись на переносице, глаза влажно блестели, казалось, отец вернулся в те далёкие незабываемые годы. Тут он заметил, что я пристально смотрю на него, усилием воли успокоил себя и продолжил рассказ:

- Доудоу, мамы на стало, когда мне было три года. С тех пор, как я помню себя, я носил только обувь из грубой домотканой материи, я на разу в жизни не надевал такие лёгкие, изящные и тёплые туфли! Тогда я прямо закричал от радости:

- Спасибо, сестрица! – этот возглас был естественным и искренним.

Описанная отцом сцена тронула меня да глубины души, хотелось быстрее узнать, что было дальше.

- А что же случилось потом? – спросила я с нетерпением в голосе.

- В 1924 г. Твой дядя вернулся из Европы на Родину в Гуанчжоу. А в следующем году та девушка, которую я уже называл сестрица, приехала к нему. После их свадьбы её мать пригласила меня навестить молодых. Так мы с братом встретились после 4-летней разлуки. В то время твой дядя занимал должность начальника политического отдела Военной академии Вампу, я сдал вступительные экзамены в эту академию и стал курсантом четвертого набора.

- А почему же ты не остался с дядей да конца? Почему, когда дядя был в Яньане, наша семья жила в Тяньцзине?

Мама частенько говорила, что я слишком свободно себя веду со взрослыми. Среди моих братьев и сестер я была старшая в семье. Поэтому я не стеснялась что-нибудь сказать или спросить, я привыкла говорить все, что приходило мне в голову.

- Это... – тут папа замялся, и его лицо на мгновение будто окаменело, он начал путаться. – В то время четвёртый брат твоего деда был на северо-востоке. Он уже очень постарел и нуждался в уходе... Что у тебя за привычка? Как начнёшь спрашивать, так никогда не остановишься!

- Ну, ладно, папа. Тогда остаётся последний вопрос, можно его задать? – я потянула отца за полу пиджака и уже хотела за капризничать.

Папа улыбнулся и снисходительно кивнул головой.

- А где сейчас живёт та, которую ты называлсестричкойи которая так о тебе заботилась?

- Глупышка! – папа постучал указательным пальцеь по моему лбу. – Она сейчас твоя тетя. Ты её увидишь, когда приедем в Пекин. Я еду в Пекин, чтобы там учиться в Хуабэйском революционном университете, я буду жить в общежитии. Мама остаётся в Тяньцзине, ей надо заботиться о твоих братиках и сестренке, она не может быть со мной. Поэтому твой дядя и тетя решили направить тебя учиться в одну из средних школ Пекина. Постоянно ты будешь жить в интернате, а на субботу и воскресенье они будут забирать тебя к себе. Все заботы о тебе они берут на себя. Когда я закончу учёбу и получу направление на работу, мы все переселимся в Пекин. Доудоу, помни, ты старшая в семье, тебе нужно быть ответственной. Когда будешь у дяди, слушайся его. Старайся учиться хорошо. Ты понимаешь, как это вожно?

Я кивнула в ответ, но продолжала про себя размышлять над семейной историей, которую только что услышала. Если сказать по правде, то всю свою жизнь, с 1937 г., когда я издала первый крик, я была окружена вниманием и любовью: у меня были бабушка и дедушка, папа и мама, все очень любили меня, и я никогда не знала, что такое страдания!

                我的伯父周恩来

第一章

 

 

咕咚、咕咚、咕咚,火车开动了,只一会儿,那熟悉的狗不理大包了嘞天津大麻花的吆喝声便再也听不见了。刚才火车一晃动的时候,趴在窗前的我,分明看见抱着小弟弟秉华的妈妈,虽说一向倔强,脸上一直浮现着微笑,可车动那一瞬间,眼里涌出了泪花。我鼻头一酸,毕竟我才12岁,还是个刚刚小学毕业的学生,想到今天晚上就见不到妈妈、弟弟、妹妹,我用手捂着脸,忍不住抽泣起来。

兜兜,刚才还是晴朗朗的天,这会儿怎么就下雨了?坐在旁边的爸爸揽过我,半开玩笑地递上一块手绢:你说巧不巧,你伯伯当年离开淮安老家去东北时,也和你现在一般大,也是12……不过,他可没有你这么好的运气。

为什么?眼角上还挂着泪的我,好奇心立即冲淡了离别的悲伤。

你伯伯离开淮安那年,我才6岁,如果不是家里太穷,你伯伯也不一定去东北投靠你的四爷爷。爸爸感叹地摇着头:3岁那年,你奶奶去世了,你爷爷在外工作。那时你大伯9岁,你二伯8岁,我们哥仨只好跟着你八爷爷苦熬着,常常无米无菜下锅,原来的后花园,成了我们哥仨种蚕豆、青菜的地方,能卖的能当的都倒腾尽了,开口向人借都没处借了,就这样,亲戚家里的红白喜事,还得送礼、磕头,这样的事都得你伯伯去,他心里苦啊无处说,就给东北的你四爷爷写信。

爸爸,伯伯这么难,为什么不向身边的八爷爷说说呢?爸爸总是忙,平时在家也很少与我谈谈自己小时候的事,今天坐在火车上,正好打开了往事的话题。

你八爷爷是个残疾人,成天一瘸一拐地行动不方便,八奶奶虽有一个儿子,比你伯伯年纪还小些,整个家全靠你伯伯撑着。

那伯伯应该写信给自己的爸爸呀!我仍然想不通,我遇见什么难处当然首先想到找爸爸妈妈。

哎,你爷爷为人忠厚老实,在外工作多年,一个月最多挣过30块钱,只够他在外面自己生活,但凡有一点可能,他也早把我们哥仨接出老家了,你伯伯写信给他,只会给他添烦心事,于事无补啊!而你四爷爷没有孩子,多年在外,经常接济家里,所以,家里有点难处,你伯伯都是跟他商量。你伯伯12岁那年,你四爷爷让你伯伯去东北,由他供养读书。你伯伯在东北读完小学,又考上了天津南开学校,到日本留学归国后,参加了有名的五四运动,又到法国勤工俭学,在法国巴黎加入了中国共产党,选定了职业革命家的道路,经历了许多艰险。

我点点头,又忍不住追问道:爸爸,伯伯走后,你是什么时候离开老家的呀?

爸爸摇摇头,轻声讲起了自己的经历:爸爸在淮安苦熬到14岁,吃没吃,穿没穿,实在没法生活,便跟着他二哥恩溥,也到天津投靠四爷爷,也考进了南开学校。伯伯日本留学回国时,爸爸到天津火车站接他,两人九年未见面了,相见时特别高兴。伯伯参加五四运动,创建觉悟社时,爸爸还为伯伯当过小交通员呢。伯伯22岁到法国去,后来与一个女同学鸿雁定情,写信嘱咐她经常去看自己的两个弟弟。她来了,大大方方地作了自我介绍。正好那年冬天特冷,她从包里掏出一双黑色毛线帮的新棉鞋,笑吟吟地说:黑弟,这是我为你做的一双新棉鞋,来,你穿上试试。说着,就伸手帮着脱我爸爸脚上那双张了嘴的旧单鞋,让他穿上新鞋,用指头压了压前头,说:黑弟,我想你正长个,鞋子稍微做大了点,前头塞了团棉花,留着明年你还能穿,暖和吗?”“姐姐,暖和,太暖和了……”

这时,爸爸说话的声音有些发哽,我抬头一看,他浓黑的剑眉拧成了疙瘩,两眼闪动着泪光,仿佛回到那难忘的时刻,可能发现我注意了他,镇定了一下自己的情绪继续说:

兜兜,爸爸3岁没了妈妈,从记事起,只穿过黑粗布帮的,从来没穿过这样轻巧暖和的棉鞋!我脱口叫了她一声姐姐,极真切极自然,没有丝毫勉强!

后来呢?我被深深打动了,急着知道后来的事。

“1924年,你伯伯从欧洲回到广州,第二年,我的那位姐姐也去了广州,他们在广州结婚后,我陪姐姐的母亲也去了广州。分别了五年多的亲兄弟终于见面了。你的伯伯那时是黄埔军官学校的政治部主任,我也就投考了黄埔军校。我是第四期的学员。

那为什么你没有一直和伯伯在一起?为什么伯伯在延安,我们的家在天津呢?妈妈常说我憨大,我是家里的长女,我从来不需要勉强自己不讲什么或提醒自己什么不该讲,一向是心里想到什么,就冲口而出。

这个……”爸爸一下语塞了,表情不太自然,支吾两句打了个岔,说:那时你四爷爷在东北,年纪老了总需要人照顾嘛!好了,你一问就没有完了,嘴干不干?

好爸爸,我再问最后一个问题,行吗?我摇着爸爸撒着娇说。

行!爸爸微笑着点点头。

那个最疼你的姐姐呢?她现在住在哪?

多笨的丫头!爸爸笑着用食指弹了弹我的脑门:我的那位姐姐就是你现在的大娘(北方对伯母的称呼)嘛,你到北京就能见到了。我这次到北京,去读华北革命大学要住校,你妈妈在天津照顾弟弟妹妹,没法分身,是你伯伯和大娘让我把你先带到北京读中学,平常住校,逢星期天就到他们那住,有你伯伯和大娘照顾你,过些时候,等我分配工作后,咱就把家搬到北京。兜兜,你在家里最大,也最懂事,到伯伯那里,一定要听话,要好好读书,懂吗?

我点点头,心里却在想着我所知道的家中往事。说实话,我自从1937年在哈尔滨出生,打从呱呱坠地,就掉进了爱的怀抱中,有外公外婆疼,有爸爸妈妈疼,真不知道啥是痛苦!

В свои двенадцать лет я ни разу не видела деда со стороны отца, ни дяди Чжоу Эньлая, ничетвертого дедушки, я знала о них только понаслышке, от мамы. Она рассказывала, что бабушка Ван, женачетвертого дедушки,вскоре после моего рождения, которое несказанно обрадовало её, написала моим родителям: В семье Чжоу уже три поколения не рождалось ни одной барышни, поэтому рождение вашей девочки – огромная радость для всей семьи! У меня есть предложение, дать девочке имя – Доудичто означает – братец в кошелке,пусть её рождение поскорее повлечет за собой появление нового мальчика для семьи Чжоу! Но моя мама, очень интеллигентная по натуре, сочла имя Доуди слишком вульгарным. И раз уж той бабушки всё равно нет рядом, то не надо во всём следовать её советам, лучше пойти на компромисс, пусть у меня будет уменьшительное имя Доудоу. По случаю моего рождения мой второй дядя Чжоу Эньпу тоже прислал поздравительную телеграмму: наша семья увеличилась – это огромное счастье!

Родители моей мамы, конечно, тоже были чрезвычайно рады появлению первой внучки, они сразу полюбили меня. До сих пор мне часто вспоминается вкус шоколадных конфет, которыми меня кормили шестьдесят лет тому назад. Дедушка был рослый и здоровый. У него была хорошая работа на КВЖДКитайско-Воточная железная дорога в Северо-Восточном Китае, построена Россией в 1897-1903 гг. В 1952 г. СССР передал КНР все права на КВЖД.там, у русских, он занимал должность начальника отдела и часто служил им переводчиком, он бегло говорил по-русски. Позже его по совместительству пригласили занять должности профессора в двух харбинских высших учебных заведениях. В Харбине на улице Садовой у него имелся собственный коттедж в русском стиле с палисадником. От мамы я слышала, что его заработок тогда достигал 200 серебряных юаней в месяц. Тогда серебряные юани шли по очень высокому курсу, на один такой юань можно было купить 50 кг риса! Они жили богато, и им не надо было ограничивать себя в тратах, но детей они содержали в строгости, потому что весь семейный достаток был результатом труда всей жизни. Для детей они пригласили домашних учителей, которые обучали их русскому языку. Они требовали, чтобы их дети знали русский язык и этим могли бы обеспечить себя в жизни.

我没见过我的亲爷爷,也没见过养育我伯伯、爸爸的四爷爷,但我听妈妈说,当天津的四奶奶知道我出世后,非常高兴,写信来说:周家三辈没有个姑奶奶,这下添了个女孩,也是喜事!要我起名,我看就叫个兜弟,快点给老周家兜个男孩!我妈妈是个文化人,觉得兜弟这名太俗气,反正又不住在一起,于是来了个折中的办法,叫我兜兜。另外,我出世后,我的二伯恩溥特地发来电报:周家添丁,一大喜事!表示祝贺。

我的外公外婆,对他们的第一个外孙女,当然也是疼爱有加。直到今天想起他们,我的嘴里都似乎能品到六十多年前我吃过的巧克力的滋味。当年身材魁梧的外公有一份好工作,他在俄国人在中国东北办的中东铁路局当处长,为俄国人当翻译,说一口流利的俄语,后来还兼了哈尔滨两所大学的客座教授。在哈尔滨花园街有自己一座带院落式的俄式小楼。听妈妈说,外公最多时一月收入200块大洋。那时银元很值钱,一块银元能买50斤大米呢!日子宽裕,可他对子女要求严格,因为他是奋斗出来的,他为自己孩子们请了家族教师学俄语,一定要孩子们掌握俄语,能有个谋生的本事。

Но один из моих дядей не выдержал строгости режима семейного воспитания и повесился в восемнадцать лет! К маме требования были не такими жёсткими, потому что она была девочка. Но она сама не желала отставать от братьев и не только хорошо овладела русским языком, но ещё выучила и японский. Но всё это я узнала от родителей, когда стала взрослой, а до этого мой дедушка всегда представлялся мне очень добрым и щедрым человеком, я так и запомнила его в образе добрейшего старичка! В раннем детстве я попробовала в его доме русский шоколад – мне помнится большая и толстая плитка, которую дробили на мелкие кусочки. Каждый раз, когда меня приводили к дедушке и бабушке, дедушка, улыбаясь, доставал заветный блестящий молоточек, а я начинала облизываться. До сих пор помню терпкий вкус этого шоколада моего детства.

Правда, к тому времени, когда я появилась на свет, японцы уже заняли КВЖД, и дедушка давно потерял работу, семья жила на старые сбережения. Бабушка и дедушка экономили уже даже на еде. Но для меня они всегда держали в ящике плитку шоколада, чтобы побаловать им своегокотенка-лакомку!

А что касается папы и мамы, то я была для них самым любимым существом на свете!

Мама рассказывала мне, что, поскольку я была первым ребёнком, они не знали, как обращаться с новорожденным младенцем и не спускали меня с рук. Я засыпала только тогда, когда родители укачивали меня на руках. С трудом успокоив меня, они укладывали меня в кроватку, но как только папа и мама собирались присесть, я разражалась ревом, и им снова приходились брать меня на руки. Когда я засыпала, ничего делать было уже нельзя, чтобы не разбудить меня, весь дом погружался вмёртвую тишину. Дошло до того, что для того чтобы съесть что-нибудь хрустящее, папа и мама вынуждены были размачивать еду в молоке, потому что даже лёгкий звук будил меня и снова начинался ор. А если меня не брали на руки, то я каждый раз устраивала страшныйконцерт

我的一个舅舅,就是因为他管得太严,忍受不了,18岁自杀了!我妈妈是女孩子,相对要求松点,但我妈妈不甘落后,不仅学精了俄语,日语也能讲。这些事,都是我长大后听爸爸妈妈说的,外公在我的眼中,从来就是一个特别慈爱、特别慷慨的老人!我小时候,在外公家里就吃过俄国巧克力——那是又厚又大的一块,要用锤头敲成小块。每当我到外公家,外公便笑眯眯地拿出锃亮的小锤子,我就忍不住直舔嘴唇,那种浓浓的香甜味,从嘴里一直甜到心里!

其实我出世时中东铁路已经被日本人占领,外公早已经失业了,家里只能靠过去的积蓄过日子,平时外公外婆吃得很节省,只是因为特别喜欢我,才在家总放上一块巧克力,准备我这个小馋猫兜兜来吃!

至于我的爸爸妈妈,那真是天底下最爱我的了!

听妈妈说,我是老大,刚出生时不知怎么带,总是抱在手上,睡觉也是一边抱着一边走着,晃着才肯睡。好不容易哄着了,把我放在床上,爸爸和妈妈刚要往椅子上坐,我就又哭闹起来,他们赶紧又起身抱着晃。如果我睡着了,全家就必须处于静寂无声的状态,爸爸妈妈吃有响声的东西都泡在牛奶里再吃,不然有点声响,我就醒了.如果不抱,我就没完没了地哭!

Но, наверное, в младенческом возрасте янаперед выплакалавсе слёзы, потому что как только я начала лепетатьпапаимама, сразу стала милым, весёлым и послушным ребёнком. Кроме того, не зря же меня назвали Доудоу! Братец появился на свет, когда мне не исполнилось и двух лет. Он был очень красивым младенцем! Но родители ещё больше полюбили меня. Они старались вкусно и сытно кормить меня, и я стала пухленькой, вечно улыбающейся девочкой. Меня сравнивали с весёлым маленьким ангелочком!

Я до сих пор храню дорогой моему сердцу японский фото-альбом из чёрно-коричневого дерева с резьбой на обложке. Его мне привёз папа из путешествия по Японии в 1935 г. Этот толстый альбом сейчас хранит фотографии, отражающие всю мою жизнь! Когда мама родила меня, папе уже исполнилось 33 года. Я, конечно, не видела выражения его лица при известии о моём рождении, но фотография хорошо передаёт его эмоциональный настрой. В тот день он занял у коллеги фотоаппарат и без сна провёл около моей кроватки 24 часа, через каждые два часа делая снимки, так он отснял несколько десятков фотографий. За папиной фотографией следуют мои фото в месячном, затем двухмесячном и трехмесячном возрасте, по случаю 100 дней с моего рождения... И так каждый месяц. Вот я улыбаюсь, вот плачу, вот зеваю, вот потягиваюсь... Так отец запечатлел каждый мой шаг, каждое моё движение! В возрасте трёх-четырёх лет каждый раз, когда устраивали свадьбы родные и знакомые моих родителей, я, наряженная, как куколка, несла шлейф невесты. У меня осталось много фотографий того периода. Помню, в детстве кому-то вздумалось подразнить меня: указывая на свадебную фотографию моих родителей, мне сказали – а вот они не разрешили тебе держать шлейф! Я тут же разразилась протестующим криком: Неправда! На фотографии меня просто не видно за маминым шлейфом!Шутники от этих слов чуть не лопнули от хохота!

В моём альбоме есть ещё одна фотография – на ней папа снял меня около стены какого-то парка. Через пятьдесят лет. В 1990 г., оказавшись в командировке в Харбине, я нашла этот парк и сделала новый снимок на том же самом месте. Мне хотелось освежить прекрасные детские воспоминания.

也可能是刚出生时就把眼泪提前预支了,等我刚学会叫爸爸妈妈后,总是乐乐呵呵,性格随和。加上我这个兜兜尽职,我不到两岁,妈妈就生了一个特漂亮的小弟弟,于是我更受珍爱,把我喂得胖乎乎的,成天笑眯眯的,像个快乐的小天使!

我至今珍藏着一本棕黑色有浮雕图案的日本相册,是我爸爸1935年去日本旅游时买的。厚厚一本,竟成了我专门的影集!妈妈生下我时,爸爸已经33岁,虽然我不知道他当时的表情,但我从我的照片中,能看出他兴奋的心情:他从同事那里借了一个135型的照相机,竟二十四小时没睡觉,对着刚出生的我,隔两个小时拍一张,一连拍了十几张,然后是满月、两个月、三个月、百日……每月一次,把我微笑、哭泣、打哈欠、伸懒腰各种神态的瞬间都变成了永恒!等我三四岁时,爸爸的同事,妈妈的亲友每逢要办喜事,新娘披上洁白的婚纱时,我就被邀请穿上漂亮的衣裙,专门跟在新娘身后为她拉纱,于是,又拍过许多照片。记得有一回大伙逗我,指着我爸爸妈妈的结婚照片问:兜兜,怎么这照片上没有你啊?我当时四岁,心里也纳闷:这不可能呀!那么多人喜欢我,要我拉纱,我爸爸妈妈最爱我了,他们结婚不可能不让我拉纱啊!于是我大声嚷嚷着:我站在妈妈后面拉纱,照片没照上我!逗得叔叔阿姨个个笑弯了腰!

在这本相册上,还有一张相片,是我3岁时,爸爸在我们家对面一所公园的围墙外给我拍的,50年后的1990年,我到哈尔滨出差,特地找到了那所公园,在原来的位置上拍了一张照片,了却自己对童年时代美好的回忆。

 

 

  评论这张
 
阅读(485)| 评论(3)
|      
推荐 转载

历史上的今天

最近读者

热度

评论

<#--最新日志,群博日志--> <#--推荐日志--> <#--引用记录--> <#--博主推荐--> <#--随机阅读--> <#--首页推荐--> <#--历史上的今天--> <#--被推荐日志--> <#--上一篇,下一篇--> <#-- 热度 --> <#--右边模块结构--> <#--评论模块结构--> <#--引用模块结构--> <#--博主发起的投票-->
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

页脚

网易公司版权所有 ©1997-2014